13:43 

О себе

FarEasterner
Здравствуйте, хочу немного рассказать о себе, чуть подробнее, чем вы узнаете из моего профиля.

Я родился и вырос в Якутске, здесь же закончил школу. Помню, писал в пятом классе сочинение на тему «Кем ты хочешь стать», и я написал, что хочу стать этнографом. Марина Эдуардовна, классный руководитель и учитель русской литературы, поставила четверку, написав на сочинении – а разве есть такая профессия? Что делают этнографы? Изучают народы. Самые разные, от развитых до примитивных. Их история, культура, язык, обычаи, религии, этих обществ, в общем все.

Не знаю, зачем я выбрал этнографию, тем более что позже интересы у меня переключились , от истории до астрономии. Даже поступал на физфак МГУ, пытаясь стать астрономом. Не прошел по конкурсу. Пробовал писать статьи в местные газеты (их как ни странно публиковали - главная газета республики «Якутия» даже на первой странице), работал диджеем на нескольких музыкальных радиостанциях, потом нашел интересную работу социолога в университете.

Начинал с азов, с работы анкетером. Это когда нам давали задание, районы, и мы отправлялись по Якутску и окрестностям, стучались в дома, квартиры, наглухо запертые ворота усадьб и двери подъездов, спасались бегством от кусачих собак, - все ради того, чтобы уговорить людей ответить на вопросы анкет и собрать информацию о проблемах горожан, о том что они думают о местной политике и т.п. Для меня работа анкетером была открытием – столько интересных людей удалось повидать, поговорить с ними, расспросить о жизни, как живут, какие проблемы их беспокоят. Тысячи людей, больше чем за все годы до этого.

Как-то мне дали задание собрать информацию в Табаге, маленьком поселке на 2 тыс. жителей недалеко от Якутска. Здесь живут в основном русские, приезжие, главными работодателями были исправительная колония и лесокомбинат. Совершенно депрессивное место . В 1990-е годы комбинат разворовали, колония осталась единственной кормилицей. Безработица большая, одно спасение – близость к городу, многие стали искать работу в сфере услуг, стали предпринимателями в городе, те кто побогаче и половчее туда и переехали. Остались лишь пенсионеры и бичи. Пьянство, наркомания среди молодежи. То что коммунальная сфера была в упадке ясно и без слов – никто не платил по счетам, так как денег ни у кого из оставшихся не было. А те что появлялись быстренько пропивали.

Трудно в таком поселке найти трезвых респондентов, но вот запомнилась мне одна бабушка, божий одуванчик. Муж умер, детей вырастила, они разьехались и осталась она одна в квартире в двухэтажном доме. Бабушка была совсем старенькая и приняла меня за представителя власти, может быть претендента на депутатское кресло от поселка. Ведь кандидаты появляются только перед выборами. А в Табаге даже спустя десять лет демократии никто из встреченных мною местных жителей никто не знал кто у них был депутатом госсобрания Якутска. Как бы я не старался объснить бабушке, что это всего лишь опрос общественного мнения, понять она не могла. Поэтому пригласила меня на чай, за которым она подробно поведала о своей нелегкой судьбе и проблемах в Табаге, с коммунальщиками, с безработицей и наркоманией, я еле-еле успевал записывать, исписав анкетный лист с двух сторон.

Тысячи людей, самых разных по происхождению, достатку, социальному положению, вере, культуре и даже расе (как и везде в Азиатской части России у нас живут европейцы (русские, украинцы, белорусы, прибалты), азиаты-многолоиды (якуты, буряты, малые народности Севера и пришлые китайцы, включая манчжуров), приезжие из республик бывшего Союза и других автономий, армяне, таджики, киргизы, узбеки, чеченцы, татары, и проч). У всех была своя уникальная история, у всех были свои проблемы, у богатых одни, у бедных совсем другие.

И, тем не менее, было нечто такое, что их объединяло, я бы сказал какие-то паттерны в поведении и потребностях. Я задумался тогда, а есть ли законы, которые управляют жизнью общества, почему люди поступают так, а не иначе. Тут как раз девушка из Соцлаборатории университета, для которой я собирал анкеты, ушла в декретный отпуск и мне предложили заместить ее ставку ведущего социолога. Я согласился. Условия работы были прекрасные, мы сидели на четвертом этаже суперсовременного небоскреба со скоростным лифтом, зарплата, правда, маленькая, как я помню что-то около тысячи рублей в месяц. Этого едва хватало на еду и на проезд до работы. Зато работа полностью захватила меня – мне нравилось выполнять социологические исследования, собирать информацию, писать отчеты, иногда выпускать книжки по результатам работ, они были полны таблиц и разноцветных диаграмм.

Но все же с течением времени что-то стало меня не устраивать в социологии. Докопавшись до фундамента этой науки я понял что основание у нее очень зыбкое, выстроено на иногда сомнительных допущениях и экстраполяции достижений других наук, в частности больше всего использовалась статистика. Объясню, что я имею ввиду, может не из области социологии, но вполне сходный пример. В Америке проводились исследования о зависимости уровня интеллекта (IQ)от расы. Грубо говоря. брались результаты тестов IQ и сравнивались с расовой принадлежностью респондентов.

Получалось, что афроамериканцы постоянно отстают от представителей других рас по уровню IQ. Делался вывод, что якобы на уровень IQ влияет генетические характеристик как расовое происхождение. На мой же взгляд это исследование ни о чем не говорит – ведь не доказана зависимость параметра A (IQ) от параметра B (раса). Не учитывались другие факторы, которые могли оказать влияние на величину IQ – от уровня доходов, обеспеченностью образованием, до вопросов воспитания. Ну и можно было много других примеров привести, где результаты были явно притянуты за уши, при ближайшем рассмотрении оказывались липой, колоссом на глиняных ногах.

Большинство исследований, которые мы делали в университете, касались качества образования в нашем университете, но одно исследование мне запомнилось. Оно касалось религиозных воззрений студентов. Для сбора информации я разработал вопросник, где включал отрывки из различных произведений, от рассказа Льва Толстого «Три смерти» до японских дзен-коанов. И просил респондентов ответить на вопросы о прочитанном. На основании этого я изучал, какие аттитюды имеются у студентов в направлении той или иной религиозной системы. Пока готовил анкету мне пришлось в первый раз прочитать религиозные тексты, в том числе была такая толстая книжка «Буддизм», где были собраны тексты различных буддистских сект, от коанов из Японии и книги Далай-ламы до слов самого Будды, записанных в Дхаммападах.

До этого я сильно увлекся фантастическим миром «Дюны», который придумал американский писатель Фрэнк Герберт, в саге из 6 книг. Этот мир поразил меня, настолько живо, впечатляюще он был описан, а философия Герберта, выраженная в мудрых притчах и эпиграфах к главам, оказала на меня глубокое впечатление. И, чудо, в книжке «Буддизм» я нашел практически все эти притчи и высказывания, которые так меня поразили когда-то. От этого авторитет Герберта нисколько не упал в моих глазах, ведь не только его книги увлекательно и умно написаны, но и основаны на фундаменте человеческой мудрости, которой уже 2500 лет!

Так у меня появилось сильное желание узнать больше об этой удивительной, такой древней, и такой актуальной в 21 веке жизненной философии, которую сформулировал в 536 году до н.э. индийский мудрец на берегах Ганга. И я стал собираться в долгий путь, в сказочную Индию.

@темы: Якутск, личное, социология

URL
Комментарии
2011-05-27 в 19:39 

sunshine-agassi
очень интересно было почитать ^^

2011-05-28 в 10:44 

FarEasterner
спасибо за интерес. здесь видимо я полностью выложу свой индийский дневник, а в других местах как на Турбине или в ЖЖ - только частично, так что читателям diary.ru напишу больше всех.

URL
     

Дневник путешественника Андрея Давыдова

главная