• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: индия (список заголовков)
17:28 

Из Дарамсалы в Непал

За 4 года я в 5 раз поехал в Непал. Причина все та же – окончание срока индийской визы и я стал собираться заранее, купив билеты по знакомому мне маршруту из Дарамсалы до Дели на автобусе, затем на поезде до Горахпура и на джипе до непальской границы.
Любимая Дарамсала, вид из моего окна
Любимая Дарамсала, вид из моего окна
читать дальше
оригинал записи в моем блоге в ЖЖ

@темы: Индия

20:11 

Задворки вместо фасада

Продолжение. Начало смотрите здесь, где я объясняю, почему я решил уехать в Индию для изучения буддистской философии.

Три часа ночи, октябрь 2003 года. В Дели стоит удушающая жара, от которой мой черный костюм совершенно взмок. Я сижу в такси, черно-желтой машине, похожей на нашу санитарку УАЗик, только меньше. Из-за костюма меня все принимают за бизнесмена, а не студента философии. В аэрофлотовском Боинге из Москвы в Дели я летел в первом классе. Тогда билет первым классом стоил около 30 тысяч рублей и я еще не знал, что можно добраться в Индию дешевле, на Туркменских, Казахских авиалиниях. В турагентстве сказали, что мест в эконом-классе нет до конца октября, а учеба начиналась 17 октября, в день моего рождения. За границу я никогда не ездил, самые дальние места, которые посетил в детстве, были на Кавказе, также ездил в Хабаровск, Питер, и, конечно, Москву.

Моей соседкой в самолете была пожилая индианка, ее муж - индийский дипломат в Москве, а родом она из Уттар Прадеш (это самый густонаселенный штат Индии вдоль реки Ганг, и там находятся Тадж Махал и Варанаси, но тогда эти слова были для меня пустым звуком). На вопросы о моей семье я толком ответить ей не мог – я запинался, краснел, и нисколько не верил ее комплиментам, что она прекрасно понимает мой английский школьного отличника.

Мой отец был известным в нашей республике спортсменом, в 1960-х он стал чемпионом России по боксу, а после Омского института физической культуры работал преподавателем физкультуры в кооперативном техникуме и тренировал молодых спортсменов. Мама работала в этом же техникуме лаборанткой, потом бухгалтером. В 1990-е годы они решили вернуться на родину, где оформили в собственность землю, там стоял дом моего деда, а отец выстроил свой. Поэтому я и сказал индианке, что мой отец – фермер. Из-за моего английского или из-за нового костюма индианка удивилась, но ничего не сказала.

Мое кресло находилось в середине салона, и большую часть пути я провел у иллюминатора в проходе, пока меня не прогнали оттуда стюардессы. Ночная Индия сверкала миллионами огней, это была завораживающая картина, с высоты полета Боинга ее очертания в виде правильного ромба были отчетливо видны. Сразу понимаешь, насколько густонаселена эта страна, но меня терзали сомнения, правильный ли я выбрал путь. Спасительной соломинкой для меня была распечатка инструкции с институтского сайта. Там все предусмотрели, даже к какому такси обратиться и сколько поменять денег по приезду.

Выход из аэропорта смутил меня – вдоль ограждения стояли люди с темными, почти черными лицами. Будки заказа такси были набиты людьми, они яростно жестикулировали, кричали, чуть ли не хватали проходивших мимо пассажиров. Я выбрал будку по инструкции, и, обменяв 100 долларов, заплатил за поездку до института. Тут один малый схватил мой чемодан и убежал. Я попытался догнать его, но не смог. На улице меня поджидал таксист, он отобрал квитанцию с адресом в южном Дели (вообще-то ее нужно дать лишь после поездки), и довел меня до машины, где малый с чемоданом уже стоял, ожидая щедрые чаевые.

Таксист был обыкновенным малым, в серой форме таксиста, которая внушала доверие. Первым делом он спросил меня – первый ли раз в Индии, в ответ я радостно закивал головой, как будто извиняясь за беспомощное состояние. Я так надеялся, что мне в пути попадутся люди добрые, помогут мне. У таксиста на уме было другое. На выезде из аэропорта в машину подсел его приятель, они стали разговаривать и обсуждать что-то. У меня были 2000 долларов на учебу, и я боялся даже подумать, что можно быть ограбленным в первый же день в Индии, пролетев из Якутска где-то 15 тысяч километров.

Слава богу, приятель по пути вылез, наша же машина после пятизвездочного отеля «Рэдиссон» нырнула направо, в какую-то аллею, по бокам которой стояли грязные дома с облупившейся краской и темными разводами (тогда я еще не знал, что это от муссонных дождей). Дальше виды стали хуже - какие-то полуразрушенные здания, как будто в Багдаде после американской бомбежки (это был напомню 2003 год). В необычной для меня индиго-черной темноте индийской ночи они выглядели еще страшнее. Повсюду кучи мусора, таксист иногда останавливался около наиболее живописных груд, будил людей в лохмотьях, спящих в картонных коробках, чтобы спросить, где же институтский квартал Мероли. Никто не знает. Домов почти не было видно – пышные тропические деревья и высокие заборы загораживали виды. А где же город? В Дели живет с десяток миллионов, но где?

Так мы проездили по темным улицам пару часов. Если домов не было видно, то индийские гаишники встречались. Водитель останавливался пару раз спросить у них направление. Мне же хотелось вылезти из такси, обратиться за помощью. Но что бы я сказал им? О моих страхах? Я пытался разглядеть хоть какие-нибудь ориентиры, и заметил гостиницу «Кутаб», что мы проезжали мимо нее несколько раз. Тут я стал просить таксиста остановиться. Он мне отвечал удивленно: «Кутаб – пятизвездочная гостиница, очень дорогая». Но я был готов на все, лишь бы выскользнуть из машины: «Пускай, на одну ночь только». Про себя я думал, что попал совсем не в ту страну, которую представлял себе в мечтах. Мне хотелось улететь первым же рейсом обратно.

Это на таксиста подействовало, проехав всего минут десять от Кутаба отеля он наконец остановился около фигурных решетчатых ворот. Разбуженный таксистом темнокожий мальчик-привратник подтвердил, что это и есть мой институт. Таксист за услуги попросил экстра, и я заплатил ему без колебаний 700 рупий, лишь бы отвязаться. Мальчик разбудил тибетца-эконома, взяв у него ключи от моей комнаты, помог мне донести вещи.

Комната была просторной, с высокими потолками, но была совершенно пустой, кроме двух кроватей в ней ничего не было, даже занавесок. Туалет с душем был, но требовал основательной чистки. Я открыл окно, оно выходило на задний проход рядом с кухней, откуда несмотря на ранний час доносились какие-то неприятные запахи. Не такие как у китайцев кислые, отдающие соевым соусом, а своеобразный букет приправ вместе с запахом необычного масла.

Привыкая к этому запаху я думал, куда я попал, смогу ли здесь дальше жить? Выбора особенного у меня не было и я решил отложить решение о возвращении до утра.

@темы: Дели, Индия, КИБИ, индийский транспорт

17:03 

Музыка на вечер

У меня короткая память, только что обнаружил. Когда читаю индийские газеты, про постоянные коррупционные скандалы, политические дрязги или криминальную хронику (например про убийство Аруши Талвар, в котором полиция подозревает родителей девушки), то ловлю себя на мысли, как далеко это, почти в другой Вселенной. Память об Индии неумолимо гаснет. Это видно как по тому, что меня интересует в данный момент (индийские темы кроме скандала вокруг денег Кармапы почти не всплывают), или какие фильмы, музыку я слушаю.

Вот например эту песню Mclean - My Name.

@темы: Индия, личное, музыка

17:54 

О пении в поездах и на экране

Не знаю как вам, а мне нравится путешествовать в индийских поездах в скромных (это еще не то слово) слипер-вагонах. Это не наши спальные вагоны, поэтому их лучше называть по английски sleeper.

Кого здесь только не встретишь. Конечно, индийцев, которые прекрасно знали русский язык и литературу и могли бы поддерживать разговор о Петушках (как у Володина) мне не довелось встречать, зато увидел великое множество нищих, бродячих музыкантов и просто интересных людей.



Года два назад в поезде Дели-Хайдерабад познакомился к г-ном Кришнамурти, лектором из общества Вивекананды. Хотя он родом из южной Индии, он уже давно живет под сенью Гималаев в Уттаркаши. Разговаривали об индийской философии, но больше всего я поразился его прогрессивным взглядам на кастовые предрассудки - его дочь вышла замуж по любви за далита (как сейчас называют потомков неприкасаемых) и он был не против, хотя Кришнамурти происходят из высокой касты брахманов.

Нищих и нищенок можно увидеть в любых слипер-вагонах, но европейскую девочку-попрошайку увидишь не каждый день. Я ее сфотографировал в поезде из Хайдерабада в Ориссу. Говорила она как и Ким (киплинговский) на бойком хиндустани и особенно не дрожала, спрашивая милостыню. Не знаю, по акценту ли, или по повадкам, но мне показалось, что родители ее были англистанцами.



Думаете, досаждают нищие пассажирам? Как бы не так, по степени "противности" их переплюнет любая хиджра (индийский евнух или трансвестит). Хиджра собирается в стайки и промышляет не только исполнением музыкальных номеров на свадьбах, но и вымогательством денег у пассажиров поездов. Суеверные индусы, боясь проклятий хиджра, обычно подают им, но этим "девушкам" никогда не будет достаточно.

А еще больше всего мне запомнились в поездах бродячие музыканты. Никогда не знаешь, где их встретишь, но больше всего их на поездах, проходящих через центр Индии, Уттар Прадеш и Бихар. В отличие от нищих, они исполняют музыку и развлекают пассажиров, все за скромную плату. Бывают и одаренные талантом калеки - однажды меня очень тронули песни слепого барабанщика. Он пел так, как поют в даргах суфии - проникновенно, скромно и с чувством.

Нет у меня в фильмотеке таких песен, но вот современная обработка суфийской классики из фильма "Джода и Акбар" есть. Наслаждайтесь!



@темы: АР Рахман, Айшварья Раи, Болливуд, Джода и Акбар, Индия, Ритик Рошан, видеоклипы, индийское кино, поезда/железные дороги, путешествия, фото

Дневник путешественника Андрея Давыдова

главная